Posts on Twitter:

How Geshe Tsultrim Gyeltsen changed my life




























Learn how Meals on Wheels Central Texas helps Austin's citizens! Read our blog post below!






















WEEK 16, 2019. This past week has been lovely, but boy did it rush on by! I feel extremely grateful for the long...






Retweet Retweeted Like Liked





Posts on Tumblr:

24 апреля, 19.00

Арт-резиденция

Билет - 100 руб.

Вечер вокальной музыки

В программе: Марко Розано— Фрагменты «Стабат матер долороза»,Рахманинов,Дебюсси,Равель — романсы; песни советских и зарубежных авторов.

ИсполняютЯрослав Здоров(контртенор),Ирина Евдокимова(сопрано).

Партия фортепиано —Алина Лопаткина.

instagram

#NipseyHussle 🔑’s to success….
1) Integrity
2) Confidence
3) Leadership
These words of affirmation may seem small but in order to change a habit its starts with the mind 🧠🌍! If the marathon continues we have to start instilling these values in our children. They need a strong foundation.
#blogpost #comicsauce #morningvibes #StephCurry #morning #morningcoffee #Integrity #TMC #Crenshaw
https://www.instagram.com/p/BwmR1STHhpo/?utm_source=ig_tumblr_share&igshid=o26qo2dqg2k9

Made with Instagram
instagram

Quando fuori piove e tu in casa scalpiti per uscire a sole…
🦋🦋🦋🦋🦋🦋🦋🦋🦋🦋🦋🦋▪️▪️▪️▪️▪️▪️▪️▪️▪️▪️▪️▪️



💻 #blogger #bloggerlife #bloggerlifestyle #bloggerfashion #bloggers #lifestyle #lifestyleblogger #vloger #bloggergirl #bloggersgetsocial #vloggers #vlogging #vloglife #vlogger #vloggerlife #blogpost #vlog #blogueira #thehappynow #blogs #bloggerslife #vlogs #blogdemoda #blogueiras #bloggerlove #travelblogger #bloggerslife (presso Voltri, Liguria, Italy)
https://www.instagram.com/p/Bwl4n2VAjBD/?utm_source=ig_tumblr_share&igshid=18frvr8r4yuzl

Made with Instagram
Цитаты Уильяма Шекспира

23 апреля - 455 лет со дня рождения  Уильяма Шекспира (1564-1616),  английского поэта и драматурга, зачастую считается величайшим англоязычным писателем и одним из лучших драматургов мира. Часто именуется национальным поэтом Англии. Дошедшие до нас работы, включая некоторые, написанные совместно с другими авторами, состоят из 38 пьес, 154 сонетов, 4 поэм и 3 эпитафий.

Грехи других судить Вы так усердно рвётесь, начните со своих и до чужих не доберётесь.

Я всегда чувствую себя счастливым. Ты знаешь, почему? Потому что я ничего ни от кого не жду. Ожидания всегда - боль… Жизнь коротка… Так что люби свою жизнь. Будь счастлив. И улыбайся. Перед тем, как говорить, слушай. Прежде чем писать, думай. Перед тем, как тратить деньги, заработай. Перед тем, как молиться, прощай. Перед тем, как делать больно, почувствуй. Перед тем, как ненавидеть, люби. Перед тем, как умереть, живи!

Истинная честность живет часто как жемчужина в грязной устричной раковине.

О том, что утрачено и утрачено невозвратимо, горевать бесполезно.

Кто любит, чтобы ему льстили, — стоит льстеца.

Следуй голосу ума, а не гнева.

Когда пылает кровь, как щедр язык на клятвы!

Восхваление утраченного порождает драгоценные воспоминания.

Не хватайся за колесо, когда оно вниз катится: шею сломишь понапрасну. Вот если оно вверх идет, держись за него: сам наверху будешь.

Я вижу, что мода изнашивает больше одежды, чем человек.

Влюбиться можно в красоту, но полюбить – лишь только душу!

Ведь хуже горьких мыслей
Отравы нет: неслышно проползают
Они нам в ум, а чуть проникнут в кровь,
Вспыхнут вдруг, как копь горящей серы!

Бедна любовь, если её можно измерить.

Совет друга — лучшая опора против врагов.

Бедная мудрость частенько бывает рабой богатой глупости.

Не слишком разжигайте печь для своих врагов, иначе вы сгорите в ней сами.

Бедное раздавленное насекомое страдает так же, как умирающий гигант.

Три правила достижения успеха: знать больше, чем остальные; работать больше, чем остальные; ожидать меньше, чем остальные.

Нет ничего ни плохого, ни хорошего в этом мире. Есть только наше отношение к чему-либо.

Самое лучшее – прямо и просто сказанное слово.


Успех острого слова зависит более от уха слушающего, чем от языка говорящего.

Чтобы оценить чье-нибудь качество, надо иметь некоторую долю этого качества и в самом себе.

Разбойник требует: кошелек или жизнь. Врач отнимает и кошелек, и жизнь.

Все влюбленные клянутся исполнить больше, чем могут и не исполняют даже возможного.

Где мало слов, там вес они имеют.

Моя честь — это моя жизнь; обе растут из одного корня. Отнимите у меня честь — и моей жизни придет конец.

Только настоящий друг может терпеть слабости своего друга.

Истинная любовь не может говорить, потому что истинное чувство выражается скорее делом, чем словами.

У каждого безумия есть своя логика.

Ворона грязью перемажет крылья —
Никто и не заметит всё равно,
А лебедь, несмотря на все усилья,
Отмыть не сможет с белизны пятно.

Жизнь человеческая - это ткань из хороших и дурных ниток.

Роза пахнет розой, хоть розой назови её, хоть нет.

Где слабеет дружба, там усиливается церемонная вежливость.

Не давайте вашим мыслям возможность говорить.

Великие люди гибли часто от рук бездельников.

Наши сомнения — это наши предатели. Они заставляют нас терять то, что мы, возможно, могли бы выиграть, если бы не боялись попробовать.

Разумный глупец лучше глупого мудреца.

Совсем не знак бездушья – молчаливость. Гремит лишь то, что пусто изнутри.

Так сладок мед, что, наконец, он горек. Избыток вкуса убивает вкус.

Мы раздражаемся по пустякам, когда задеты чем-нибудь серьезным.

Клятвы, данные в бурю, забываются в тихую погоду.

Природа-мать мудра, да сын безмозглый.

Где мало слов, там вес они имеют.

Любовь бежит от тех, кто гонится за нею, а тем, кто прочь бежит, кидается на шею.

Глупость и мудрость с такой же легкостью схватываются, как и заразные болезни. Поэтому выбирай себе товарищей.

Чтобы поймать счастье, надо уметь бегать.

Большинство людей предпочитают глупость мудрости, ибо глупость смешит, а мудрость печалит.

Мужчины похожи на апрель, когда ухаживают, и на декабрь, когда уже женаты.

Надежда на наслаждение почти так же приятна, как и само наслаждение.

BLOGPOST: AC

Getting married, pardon my language, is a tremendous pain in the ass.

The entire house was currently in a flurry, dresses flying everywhere, maids swerving to avoid each other, platters stacked so high with various types of edibles that it was a miracle they hadn’t toppled over, considering all the chaos. People were running everywhere, carrying things, shouting to each other, spinning around in such a whirlwind of disorder that I was honestly fairly astonished that none of them crashed into each other. Though, to be fair, it was probably a great relief that none of them did. After all, it was a very big day. The big day, for me, at least. 

I sat in my room, clutching my phone, and tried very hard not to vomit on my shoes. 

It was a rare emotion for me, I must admit. Panic does not suit a distinguished member of the Carnegie family. Father would be ashamed if he ever saw the text I had just sent to Violet — a cry for help at best, and a pathetically executed destruction of poise at worst. But it had to be said — I was panicking. And my best friend, unfortunately, was not picking up her phone.

Not that this was a rare occurrence, of course. The Red Kingdom was a mess on a good day, and as one of the two people with any substantial hold over it, Violet was a very busy person. But it did still sting a little. Really, today, of all days.

Though it wasn’t as if Violet knew, of course. No one knew. Not her, not Father, not anybody. To everyone else, it was simply The Big Day — the day the heiress of the Carnegie corporate empire was to enter into holy matrimony with the heir to the Fricks, the biggest suppliers of pretty much anything in the Black Kingdom, sealing the two biggest business names in the kingdom together in the most powerful trade deal ever executed. A veritable holiday for the Black Kingdom, really, considering that both Father and Richard Frick had given a good proportion of their workers the day off so that they could attend the wedding. It was the event of the century, and nothing and nobody, Father had declared, was going to screw it up.

So naturally, I texted the one person other than Violet who could possibly have a chance at doing so.

23 апреля, 13.00

Арт-резиденция

Вход по спискам “Московского долголетия” 

«Страсти по Иоанну» (1722-1723)

«Московское долголетие».
История создания. Перевод текстов. Прослушивание звукозаписей.

Ведёт А. Ю. Казанцев.

Yesterday was super rough for me, but in a sense, I feel like I needed it.

I cried enough tears to fill a swimming pool, I reached out and had a deep meaningful chat with friends.

I cried some more.

I grieved a relationship. Fully. I’m not saying in the future I won’t not be sad about it, I will. But I feel like yesterday was a milestone.

I cried myself to sleep, but I had the most amazing dream.

I travelled, I connected with people. I connected with myself. With the world around me. I was happy.

Going to strive to this, life isn’t all about having a soul mate, or a relationship. But instead about a relationship with oneself.

Plan to surround myself with people I love, people on the same wavelength, to see the world. To be happy with myself, my life. With everything.

A relationship doesn’t define you.




*edit: wrote this in my journal this morning. Got ready to go to the library, of course 🙄, checked Instagram and see @littlewanderingsoul post which inspired me to write it on here. Follow her on here and insta, she’s little, gay, and on a crazy journey in life. She talks about mental health, travel and life. A true gem.

Truly stand by filling your social media with people who inspire you, who bring meaning to your life and talk about the real deep shit in life. Not these so called ‘influencers’ who push damaging products and make out life is rosy. Life is crazy, its fucking hard, but it can be so beautiful. Bri is defo a recent fav of mine, passing on the joy 💫

Рейтинг крупной прозы Владимира Набокова

22 апреля - 120 лет со дня рождения  Владимира Владимировича Набокова (1899-1977),  русского и американского писателя, поэта, переводчика литературоведа и энтомолога. 

17 место

“Машенька” -   Дебют Набокова-романиста — не столько самостоятельная удача, сколько заявка на доминирование в эмигрантской литературе. Даже если бы он ничего больше не написал, томительно-ностальгическая «Машенька» наверняка даровала бы ему скромное, но бессмертие — упоминание петитом между Газдановым и Осоргиным.

16 место

“Истинная жизнь Севастьяна Найта” -   Первая набоковская книга на английском — очаровательная, но еще не вполне совершенная головоломка о двух сводных братьях, причудах памяти и смысле творчества. «Истинная жизнь Севастьяна Найта» была написана за несколько месяцев в конце 1930-х годов и прошла незамеченной, но Эдмунд Уилсон — ведущий американский критик того времени и близкий друг Набокова — считал книгу выдающейся и ставил ее куда выше «Лолиты» или «Ады».

15 место 

“Под знаком незаконнорожденных” -   Набоков редко сочинял строго жанровые вещи, и «Под знаком незаконнорожденных» только внешне напоминает традиционную антиутопию. За весьма оригинальным описанием современной диктатуры и ее методов скрывается высказывание о границах познания и сознания: в финале философ-диссидент Адам Круг теряет рассудок, встречаясь со своим создателем — писателем Владимиром Набоковым.

14 место 

“Король, дама, валет” -   Второй набоковский роман свидетельствует о том, что в его круг чтения вошли и произведения новейшей советской прозы — например, «Зависть» Олеши, — и демонстрирует страсть писателя к уголовной фабуле, отягощенной искусствоведческими размышлениями. Ну а самый внимательный читатель не пропустит появления на страницах книги самого автора и его жены Веры — камео в духе Джойса или Хичкока.

13 место 

“Камера Обскура” -  отчасти напоминает «Король, дама, валет» (это тоже история про менаж-а-труа, который заканчивается трагедией) — только куда энергичнее, жестче и злее. По сути, это идеальный сценарий эротического триллера: неслучайно к роману долгие годы присматривался Алексей Балабанов.

12 место 

“Лаура и ее оригинал” -   Публикация последнего — и незавершенного — набоковского романа расколола его почитателей: одни ссылались на авторскую волю, недвусмысленно предписывавшую уничтожить сырой черновик, другие настаивали на цельности имеющихся страниц, их художественной силе. Как бы то ни было, и в таком виде «Лаура» представляет огромный интерес — читатель может сам собрать книгу из отдельных карточек и попытаться проникнуть в авторский замысел.

11 место 

“Просвечивающие предметы” -   К позднему Набокову принято относиться снисходительно, и это очень несправедливо: «Просвечивающие предметы» — элегантная и высокоскоростная новелетта, где живых лиц как будто нет вовсе и только всеведущий автор карает и милует своих манекенов — писателей, редакторов, актрис.

10 место 

«Взгляни на арлекинов!» - Не менее интересна и последняя законченная книга Набокова — псевдомемуары «Взгляни на арлекинов!», задуманные после не слишком продуктивного общения со своим первым биографом Эндрю Филдом. Вадим Вадимович N., блестящий писатель с невыносимым характером, — довольно остроумный автошарж, но дело не только в комических репризах, рассчитанных на набоковедов, — от этого романа веет той же потусторонностью, что и от лучших его вещей. 

9 место 

“Отчаяние” -   Набокова — регулярно и совершенно напрасно — упрекали в равнодушии к типично русским темам. «Отчаяние» — искусный ответ на эти претензии: переигрывая фабулу «Преступления и наказания» нелюбимого им Достоевского, писатель включался в дискуссию о гении и злодействе, заданную еще Пушкиным.

8 место 

“Подвиг” -   Негромкий и как будто недооцененный набоковский роман, на котором он обкатал многие будущие темы и сюжеты: главный герой — гражданин мира Мартын Эдельвейс — побратим Федора из «Дара» и Вана из «Ады». «Подвиг», пожалуй, наиболее английская книга Набокова: в беллетристике он нечасто обращался к своим студенческим годам в Кембридже, а здесь как будто дал себе волю и поселил персонажей в хорошо знакомые дормитории и аудитории.

7 место 

“Защита Лужина” -   Первый безоговорочный шедевр Набокова: уже не надежда молодой русскоязычной литературы, а полноправный соперник Бунина и других патриархов эмиграции; автор, тоньше других чувствующий романную композицию (в данном случае выстроенную по шахматному образцу) и способный организовать цепочку лейтмотивов на зависть Белому.

6 место 

“Ада, или Радости страсти. Семейная хроника” -  Самый большой набоковский роман — и, вероятно, самый противоречивый: с одной стороны, великий, без скидок, интеллектуальный эпос, к которому можно обращаться всю жизнь, с другой — сенильное самолюбование, показательные выступления пожилого фигуриста, выходящего на лед с необычайно длинной программой.

5 место 

“Приглашение на казнь” -   Итак — подбираемся к концу. Рожденное в счастливой творческой лихорадке «Приглашение на казнь» принято квалифицировать как барочную вариацию кафкианских мотивов — хотя автор утверждал, что в середине 1930-х не читал ни «Процесса», ни «Замка». Все это, однако, не имеет никакого значения: Цинциннат Ц., приговоренный к обезглавливанию за «гносеологическую гнусность», едва ли не самое воздушное и проницательное из набоковских созданий.

4 место 

“Дар" -  Вершина русского творчества Набокова — и прощание с псевдонимом Сирин. «Дар» обычно называют его самым автобиографическим произведением, но это, разумеется, иллюзия. Симпатия автора к своему герою — поэту и прозаику Федору Годунову-Чердынцеву, который написал вызывающий, в пику революционно-демократическим вкусам коллег, роман о Чернышевском, — имеет границы: ключ от квартиры, где он жаждет воссоединиться с возлюбленной Зиной, в финале уходит из рук.

3 место

“Лолита” -  Самая известная, скандальная — и, конечно, грустная книга Набокова: как и все его основные романы, «Лолита» — в первую очередь, об одиночестве перед смертью. Истории Гумберта Гумберта и Долорес Гейз было суждено расширить расхожие представления о предмете высокой литературы и стать набоковской визиткой — да и сам писатель этому не слишком противился.

2 место 

  “Пнин” -  Набокову как будто нейдет слово «трогательный», но «Пнин» — роман о жизни профессора русской литературы, полной курьезов и разочарований, — как раз такой. Впрочем, не стоит недооценивать и замысловатую структуру книги: бывалый набоковский читатель получит отдельное удовольствие, изучая взаимоотношения героя, повествователя и автора.

1 место 

“Бледный огонь” -  Лучший американский роман XX века: метафизическая поэма с морочным, вечно невпопад, комментарием. «Бледный огонь» вырос из незаконченного набоковского сочинения «Solus Rex», и это, конечно, бриллиант в короне: именно здесь матрос спрятал свои главные сокровища.

instagram

Good morning kings and queens 👑! Don’t void your faith warranty by adding stuff to your faith. #blogpost #comicsauce #kirkfranklin #gospel #morningvibes #morningmessage #GodsPlan #morningcoffee #faith #love #insta #likes
https://www.instagram.com/p/BwjqT8pHhuK/?utm_source=ig_tumblr_share&igshid=5beit4o6a4pp

Made with Instagram

22 апреля - 295 лет со дня рождения  Иммануила Канта (1724-1804),  немецкого философа, родоначальника немецкой классической философии, стоящий на грани эпох Просвещения и романтизма.

Иммануил Кант, важнейший мыслитель Нового времени ( и  всей истории философии), определил развитие немецкой культуры на много лет вперед. Его теорию познания, согласно которой каждый из нас воспринимает мир не таким, какой он есть, а таким, каким он ему открывается (хотя принципы познания остаются общими для всех) изучают в университетах всего мира.

Но куда более значительное влияние на немецкую и мировую культуру оказала этическая концепция философа. Кант сформулировал понятие категорического императива, универсальной и внеличностной силы, заставляющей человека поступать так, а не иначе. Согласно Канту, мораль - самостоятельный субъект действия, и человеческий разум над ней не властен (и уж точно не властны общественные установления и государственные интересы). Категорический императив можно назвать универсальным законом совести. Кант предлагает несколько его формулировок. Самая известная: “Поступай с другими так, как желаешь, чтобы поступали с тобой, и твоя воля станет универсальным нравственным законом”. Но мне больше нравится другая: “Обращаться с человеком следует как с целью, а не как со средством ее достижения”.

Как вы понимаете, категорический императив плохо сочетается с подчинением приказам и армейской дисциплиной. Недаром в своих поздних сочинениях Кант пришел к полному отрицанию войны. Тем не менее кайзер Вильгельм II, развязавший Первую мировую войну, утверждал, что львиной долей своих побед обязан “моральному и духовному наследию великого мыслителя из Кенигсберга”.

Австрийский публицист Карл Краус, известный своим злобным сарказмом, написал по этому поводу: “Прошу иметь в виду, что приказы "Стоять!”, “Шагом марш!”, “Бей их!” и “Ни шагу назад!” не имеют ничего общего с моим категорическим императивом. Подпись: Кант".

Интересные факты из жизни философа: 

Холостяк

Кант родился в бедной семье и прожил юные годы в страшной нищете. Лишь получив должность профессора Кенигсбергского университета, он смог забыть об унизительной экономии. Философ всю жизнь оставался холостяком, а на вопросы о том, почему он так и не женился, отвечал:
- Когда у меня была охота завести семью, на это не было средств; когда появились средства, пропала охота.

Небеса не для женщин

Кант всегда был галантен с дамами, но в глубине души не слишком высоко ценил женский интеллект и часто подшучивал над представительницами прекрасного пола. Философ утверждал, что женщинам закрыт путь в рай и приводил в качестве доказательства место из Апокалипсиса, где сказано, что после вознесения праведников на небесах на полчаса воцарилась тишина. А это, по мнению Канта, было бы совершенно невозможно, окажись среди спасенных хоть одна женщина.

Пунктуальный философ

Кант был большим педантом. Каждый день он вставал, ел и ложился в одно и то же время. И отправлялся на вечернюю прогулку ровно в пять, ни минутой позже, ни минутой раньше (только чтение “Эмиля” Руссо вынудило мыслителя несколько дней подряд пропускать послеобеденный моцион). В Кенигсберге шутили, что по Канту можно сверять часы.

Задний двор философии

В “Критике чистого разума” Кант утверждал, что мы не можем ничего знать наверняка о таких вещах, как Бог или душа, поскольку они лежат за гранью нашего опыта. Такое утверждение подрезало крылья сразу всем теологам и метафизикам. Тем не менее Кант допускал разумную веру и в Бога, и в бессмертие души, и в воздаяние - как за грехи, так и за праведную жизнь. Ницше называл такую двойственность “задним двором философии”, через который в нее пытается проникнуть то, что прогнали от парадного входа.

В потемках

Генрих Гейне тоже недоумевал: какого дьявола Канту понадобилось разрушать традиционную систему доказательств существования Бога, чтобы потом безапелляционно постулировать его в более поздних сочинениях. Возможно, он просто хотел показать читателям, что жизнь без Бога невыносима? Но ведь это, замечает Гейне, все равно что разбить на улице все фонари, а затем созвать соседей и прочесть им убедительную лекцию о значении городского освещения в темное время суток.


Последняя буква алфавита

Иоганн Готлиб Фихте был приверженцем философии идеализма и полагал, что “нет реальности вне человеческого "я”. Мир вокруг нас существует до тех пор, пока мы его воспринимаем.

В своих работах Фихте разъяснял, что “я”, которое создает мир, не равно простому человеческому “я” каждого из нас, и путать их нельзя. А не спутать, добавлю от себя, практически невозможно.

Как-то Фихте в очередной раз принялся доказывать, что это он создал мир. Выслушав его доводы, один из присутствовавших спросил философа: “А что по этому поводу думает ваша жена?”

Страшнее врагов

Молодой Фихте, в юности преданный кантианец, решился послать кумиру свою “Критику всяческого откровения”. Канту книга понравилась, и он с легким сердцем рекомендовал ее знакомому издателю. “Критику…” опубликовали, но анонимно. Изложенные в ней идеи были стопроцентно кантианскими, вот читатели и подумали, что автор - сам Кант. Когда все выяснилось, Фихте в тот же час сделался знаменитым.

Более поздний труд философа, “Основа общего наукоучения” (“Научная доктрина”), сочли своеобразной данью уважения идеям Канта. Однако эта самая доктрина была насквозь метафизической и к философии кенигсбергского мудреца не имела никакого отношения. Канту пришлось издать “Полемические суждения о "Научной доктрине”, чтобы откреститься от взглядов Фихте и других молодых философов, которые клялись именем великого учителя на словах, предавая его учение на деле. В связи с ними он припомнил старинную итальянскую пословицу: “Господи, избавь нас от друзей, а с врагами мы уж как-нибудь сами разберемся”.

Теория сознания

Читая книги о теории познания, главное - не заснуть от скуки. В первую очередь это касается “Критики чистого разума” Канта и “Опыта о человеческом разуме” Джона Локка. Это над ними потешался Амброз Бирс, когда давал определение способности к пониманию в “Словаре Сатаны”: “Секреция мозга, позволяющая индивиду, обладающему ею, отличить дом от лошади, при условии, что у дома есть крыша. Ее характер и законы с предельной ясностью описаны Локком, сидевшим верхом на доме, и Кантом, который жил в лошади”.

Собачья религия

Провозвестник немецкого романтизма Фридрих Шлейермахер был очень набожным человеком. Испытав на себе мощное влияние кантианской философии, он тем не менее, соглашался со своим учителем далеко не во всем.

Ярый противник рационализма, Шлейермахер не терпел, когда о религии пытались судить с точки зрения логики и здравого смысла. Он считал, что вера основана на добровольном подчинении человека высшей силе, универсальной и вечной. Гегель замечал по этому поводу:

- Если вера основана на добровольном подчинении высшей силе, то самые набожные существа на свете - собаки.

Когда все кошки серы

Если речь заходит о немецком идеализме, мы сразу вспоминаем знаменитую троицу: Шеллинга, Гегеля и Фихте. В молодости Гегель и Шеллинг были друзьями, но рассорились на почве понимания Абсолюта. Для Шеллинга Абсолют - это первоначальное единство мира, существовавшее до всяких последующих разделений. Услышав такое определение, Гегель с ухмылкой проговорил: “Это когда все коровы черные”. Мы в таких случаях говорим: “Ночью, когда все кошки серы”.

Watch on comicsaucensjj.tumblr.com

Uncle @diddy got a message for us today…Let’s go! Show some love towards someone…Let’s go! Keep a positive attitude…Let’s go! Do anything that gets you one step closer to your goal…What ever it is…LETS GOOOOOOOO! #blogpost #comicsauce #exploremore #morningslikethese #exploretheworld #djkhaled #diddy #morningvibes #goodmorning #morningsun #morningwalk
https://www.instagram.com/p/BwWpCdun9rz/?utm_source=ig_tumblr_share&igshid=1r8qxeupn6xgr

Made with Instagram
«Ночь героев. Мистика и тайна». Программа «Библионочи» в Библиотеке искусств им. А.П.Боголюбова

В субботу 20 апреля 2019 года Библиотека искусств им. А.П.Боголюбова станет участником общегородской акции «Библионочь».

Тема этого года - «Ночь героев».

В этот день гостей библиотеки ждет насыщенная программа с участием  известных мэтров отечественной литературы, современных актуальных спикеров и молодых деятелей культуры, которые сформируют загадочную ночную программу. Эта «Ночь героев» с субботы на воскресенье пройдет под знакоми мистики в искусстве и продлится с 18 часов до 2 часов ночи.

C 23.00   в самое магическое время суток – ночью - Библиотека погрузится в атмосферу иммерсивного творческого вечера «СНЫ» литературного салона «Рассвет XXI».

Вы загляните за ширму собственного подсознания, увидите много необычного, красивого, волшебного, странного, страшного – разного… равнодушных не будет!

Литературный салон «Рассвет XXI» — это дружественный союз людей различных искусств, который новаторски возрождает традиции культурных очагов прошлых веков.  В «Рассвете…» литература не просто буквенная, она — жизненная. Здесь литературность выражается не только словом прозы и поэзии, но и музыкой, театром, живописью, танцем.

17 апреля 1877 года  Л. Н. Толстой закончил роман «Анна Каренина».

Титульный лист первого издания

О романе: 24 февраля 1870 года Лев Николаевич Толстой задумал роман о частной жизни и отношениях современников, но к реализации своего замысла приступил лишь в феврале 1873 года. Роман издавался по частям, первая из которых была напечатана в 1875 году в «Русском вестнике». Постепенно роман превращался в социальный фундаментальный труд, получивший огромный успех. Продолжение романа ждали с нетерпением. Редактор журнала отказался печатать эпилог из-за выраженной в нём критической мысли, и наконец, роман был завершён 5 (17) апреля 1877 года.

Последняя глава уже изданного материала заканчивалась смертью Карениной, в конце значилось: «продолжение следует». Последняя часть корректировалась Страховым, и было выдано Цензурное разрешение от 25 июня 1877 года. Повествование начиналось с выверенной паузы: «Прошло почти два месяца. Была уже половина жаркого лета». Речь уже шла о сербо-черногоро-турецкой войне, на которую отправляется Вронский.

Итак, роман был издан полностью. Следующее издание (целиком) было в 1878 году.

Если «Войну и мир» Толстой называл «книгой о прошлом», в которой описывал прекрасный и возвышенный «целостный мир», то «Анну Каренину» он называл «романом из современной жизни». По словам Гегеля: «роман в современном значении предполагает прозаически упорядоченную действительность», но Л. Н. Толстой представлял в «Анне Карениной» лишённый нравственного единства «раздробленный мир», в котором царит хаос добра и зла.

В отличие от «Войны и мира» в «Анне Карениной» не было великих исторических событий, но в нём поднимаются и остаются без ответа темы, близкие лично каждому. Ф. М. Достоевский находил в новом романе Толстого «огромную психологическую разработку души человеческой».

Потому «живой, горячий и законченный роман» будет современным в любую историческую эпоху.

Роман, затрагивающий «близкие лично каждому» чувства, стал живым упрёком современникам, которых Н. С. Лесков иронично назвал «настоящие светские люди». «Этот роман есть строгий, неподкупный суд всему нашему строю жизни», — писал А. А. Фет.

В эпоху советского времени идеологически верной стала трактовка описания в романе Толстого «сильных мира сего», в лице Алексея Каренина, «золочёной молодёжи», представителем которой сочли Алексея Вронского, и «сочувствие Левиным народной жизни, воплощаемое в картинах крестьянского быта».

Лев Толстой описывал эпоху «упадка древней цивилизации», писатель ощущал приближение перемен в жизни дворянского общества, но не мог предвидеть, насколько радикальны они будут менее чем через полвека.

В последней, восьмой части Л. Н. Толстой как раз показывает отсутствие интереса к «труду» под названием «Опыт обзора основ и форм государственности в Европе и в России». Рецензию на книгу, над которой Сергей Иванович Кознышев (брат Лёвина) трудился 6 лет, написал молодой невежественный фельетонист, выставив его посмешищем. По причине неудачи своей книги Кознышев весь отдался славянскому вопросу в сербской войне.

Он признавал, что газеты печатали много ненужного и преувеличенного, с одною целью — обратить на себя внимание и перекричать других. Он видел, что при этом общем подъёме общества выскочили вперед и кричали громче других все неудавшиеся и обиженные: главнокомандующие без армий, министры без министерств, журналисты без журналов, начальники партий без партизанов. Он видел, что много тут было легкомысленного и смешного…

Сцена свидания Анны и Вронского в свете (Часть II, глава VI). Рисунок Elmer Boyd Smith, 1886

Сюжет : Дарья Александровна (Долли) Облонская ссорится со своим мужем Степаном Аркадьевичем (Стивой) Облонским. Долли в слезах, дети разбежались по дому, прислуга растеряна. Стива надеется на свою сестру Анну, которая непременно должна примирить супругов. К тому же мужу Анны — министру Алексею Каренину — Стива обязан своим местом в присутствии. Облонский встречает Анну на вокзале, где в это же время молодой офицер Алексей Вронский встречает свою мать — графиню Вронскую. Поскольку Анна и графиня ехали в одном купе, Каренина встречается и с Вронским. В этот момент их обоих посещает странное чувство: Анне и Алексею кажется, что они и раньше были знакомы… Неожиданно происходит несчастье: отъехавший назад вагон насмерть сбивает сторожа. Анна принимает этот трагичный случай как дурное предзнаменование. Она отправляется в дом к Стиве и выполняет свою миссию, ради которой приехала — его примирение с женой Долли.

Михаил Врубель. Свидание Анны Карениной с сыном. 1878

Критика: Русский писатель Михаил Салтыков-Щедрин негативно отзывался по поводу «Анны Карениной». Вронскому он дал памфлетное сатирическое название «Влюблённый бык», а, говоря о самом романе, он определил толстовское творение как «коровий роман»: «Ужасно думать, что ещё существует возможность строить романы на одних половых побуждениях. Ужасно видеть перед собой фигуру безмолвного кобеля Вронского. Мне кажется это подло и безнравственно. И ко всему этому прицепляется консервативная партия, которая торжествует. Можно ли себе представить, что из коровьего романа Толстого делается какое-то политическое знамя?».

Русский литературный критик Пётр Ткачёв увидел в «Анне Карениной» образец «салонного художества», «новейшую эпопею барских амуров». По его мнению, роман отличался «скандальной пустотой содержания».

Николай Некрасов в своей статье «Заметки о журналах за декабрь 1855 и январь 1856 гг.», представлявшей собой обзор русской литературы за 1855 год, писал о Толстом как о новом, блестящем даровании, «на котором останавливаются теперь лучшие надежды русской литературы». В то же время он не принимал обличительного пафоса в романе Толстого «Анна Каренина», направленного, по мнению Некрасова, против высшего света. Он высмеял «Анну Каренину» в эпиграмме: «Толстой, ты доказал с терпеньем и талантом, что женщине не следует „гулять“ ни с камер-юнкером, ни с флигель-адъютантом, когда она жена и мать»

11 апреля, 19:00     

Арт-резиденция 

По билетам 100 руб.  

Концерт памяти выдающегося альтиста, педагога и композитора  Федора Дружинина». 

В программе:  Бах,  Шуберт, Дружинин, Шнитке, Брамс Бриттен                     Исполняют: лауреаты международных конкурсов  Алексей Симакин  (альт), Екатерина Маркова (альт) Лев Серов (альт)                                                                                  

Watch on comicsaucensjj.tumblr.com

Good morning kings and queens 👑! Morning message from @imdariusbrown . Choose your fuel! Be intentional about the energies you keep around you. Not everything produces good fruit. Don’t be afraid to walk away from toxic people and situations that leave you feeling depleted. You deserve to be the best version of you! #blogpost #comicsauce #qotd #morning #mornings #morningvibes #groupeconomics #morningcoffee #morningmessage #morningroutine #diddy #djkhaled #humpday
https://www.instagram.com/p/BvywaJ3heBD/?utm_source=ig_tumblr_share&igshid=1ce7j5kemkkyg

Made with Instagram

Под эгидой 20-го Всемирного дня поэзии ЮНЕСКО.

Творческий вечер инициатора праздника в России
Константина Кедрова

В четверг 4 апреля 2019 г. в 19.00
Библиотека искусств им. А.П.Боголюбова

Голубая гостиная

Всемирный день поэзии был учрежден резолюцией 30-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО от 15.11.1999 г. и впервые отпразднован в Москве 21 марта 2000 г. в Театре на Таганке. В празднестве участвовали члены ПЕН-центра Андрей Вознесенский, Константин Кедров, Елена Кацюба, Михаил Бузник, а открывал действо Юрий Любимов.

Константин Александрович Кедров (Челищев) — поэт и философ, автор аббревиатуры ДООС — Добровольное общество охраны стрекоз и термина «метаметафора». Начал печататься как поэт в 1958 г., но вскоре навлек гнев партийной советской критики и не печатался с 1965 по 1980 гг.

В 1969-71 учился в аспирантуре Литературного института, здесь же, после защиты кандидатской диссертации работал старшим преподавателем (1973-1986). Вокруг Кедрова возник круг поэтов метаметафористов: Александр Еременко, Алексей Парщиков, Илья Кутик. Это вызвало недовольство КГБ, и в 1986 г. Кедров был отстранен от преподавания, как потом выяснилось, в результате заведенного на него дела оперативной проверки №Лесник» «с окрасом – антисоветская пропаганда и агитация с высказываниями ревизионистского характера». Согласно документам, выданным архивным отделом ФСК К.Кедрову в 1995 году, дело «Лесник» было якобы уничтожено в августе 1990 г. Кроме того в книге Урушадзе «Выбранные места из переписки с врагами» 1995 говорится, что в КГБ обнаружен отчет о деятельности за 1984 г.:»Удалось отдалить поступления “Лесника” в Союз писателей». Таким образом отдаленный от Союза Писателей К.Кедров, стал Членом Союза с рекомендациями Юнны Мориц и Андрея Вознесенского длишь в 1988 г., когда Московская организация отделилась от бондаревского Союза.

В 1984 году в журнале «Литературная учеба» вышел манифест К.Кедрова «Метаметафора Алексея Парщикова». В том же году в журнале «Литературное обозрение» №4 мелким шрифтом в конце номера без ведома редактора Лавлинского подверстан печатный донос на К.Кедрова «На стыке мистики и науки» со ссылками на Андропова и Черненко о недопустимости идеализма.

В 1989 году выходит монография К.Кедрова «Поэтический космос» с главой «Рождение метаметафоры», с его стихами и поэтическим манифестом «Компьютер любви», ныне переведенным на многие языки мира. Монография переведена на японский в 1995 г. В 1996 г. К.Кедров защищает в Институте философии РАН докторскую диссертацию на основе этой же книге, изданной в «Советском писателе» с послесловием в 100 страниц профессора марксиста Г.Куницына, где со ссылками на Маркса и Энгельса говорится , как бороться с «живым идеалистом» К.Кедровым — «с открытым забралом». Борьба свелась к тому, что книгу включили в список «минусинск» —  минус семь городов, где она была запрещена к продаже: Москва, Ленинград, Киев, Пермь, Красноярск, Свердловск, Минск.
В 1990 г. выходит сборник К.Кедрова «Компьютер любви» с послесловием Андрея Вознесенского: «Константина Кедрова смело можно назвать Иоанном Крестителем новой метаметафорической волны в поэзии».